Архиепископ Анатолий - 1919- 1921 гг. - из собрания портретов астраханских иерархов, Архиерейский дом, г.Астрахань

Анатолий — епископ Енотаевский, викарий Астраханской епархии, в миру Феодот Андреевич Соколов, из семьи священника. Родился 7 (19) июня 1865 года городе Ново-Быхове Гомельской губернии. В 1887 году окончил Гомельскую (или Могилевскую) духовную семинарию, и был рукоположен в сан священника. До 1890 года состоял законоучителем в Ново-Быховском церковно-учительском училище. В 1890 году был назначен надзирателем Оршанского духовного училища; в 1904 году, после окончания Санкт-Петербургской духовной академии, законоучителем Рижской мужской гимназии; затем в 1914 году смотрителем Торопецкого духовного училища и в том же году принял иноческий постриг. В 1915 году получил сан архимандрита. В 1917 году определен ректором Виленской духовной семинарии, а 21 сентября 1919 года состоялась его хиротония во епископа Енотаевского, викария Астраханской епархии. Чин хиротонии совершал в Москве Святейший Патриарх Тихон.
Епископ Анатолий прибыл в Астрахань в ноябре 1919 года Патриаршим указом на него было возложено временное управление Астраханской епархией, впредь до назначения в Астрахань правящего архиерея. С назначением в марте 1920 года на Астраханскую кафедру архиепископа Палладия (Соколова), епископ Анатолий был переименован в викария Царевского. После смерти архиепископа Палладия в июне 1920 года, он снова был переименован в епископа Енотаевского и вновь назначен управляющим Астраханской епархией. Управлял епархией епископ Анатолий до июля 1922 года, когда, уклонившись в обновленчество, покинул лоно Русской Православной Церкви.
Время пребывания епископа Анатолия в Астрахани можно разделить на 2 этапа: до его перехода в обновленчество и после.
В 1922 году, во время голода, бушевавшего в Поволжье, Советское правительство развернуло кампанию по изъятию церковных ценностей. Святейший Патриарх Тихон на эту кампанию властей отреагировал очень жестким посланием, в котором не благословлял верующих отдавать ценности, имеющие богослужебное значение. Епископ Анатолий (Соколов) воспринял это послание Патриарха и, в свою очередь, 10 (23) марта 1922 года обратился к астраханской пастве с посланием, полностью выдержанном в тонах послания Патриарха. Он призывал верующих откликнуться на призыв о помощи голодающим жителям Поволжья, пожертвовать на их нужды, кто чем может, а церковным советам благословлял отдать на это дело только предметы не богослужебного пользования. «Я не допускаю, — писал епископ Анатолий, — чтобы среди церковных советов нашлись такие деятели, которые под влиянием духа времени устроили бы из церковных ценностей то, с чем не может помириться совесть верующего человека и его религиозные чувства. Во избежание сего считаю священным долгом своим предостеречь церковные советы, чтобы не делали никаких уступок… и чтобы люди нашей церкви Божией не причиняли ей болезней и страданий, не лишали ея красоты, благолепия, не понесли ущерба уставности в отправлении церковных богослужений». После этого епископ Анатолий вместе с протоиереем Дмитрием Стефановским, профессором А. А. Дмитриевским и рядом других лиц были привлечены к суду. В августе 1922 года началось следствие по делу епископа Анатолия. На время следствия владыка был подвергнут домашнему аресту у себя в келии, лишившись возможности совершать богослужение в храмах и управлять епархиальными делами. Желание видеть епископа, естественное беспокойство за его судьбу привлекло в монастырь массу верующих людей. Власти были очень обеспокоены этим и вскоре заменили владыке арест на подписку о невыезде.
15 ноября начался судебный процесс, который происходил в актовом зале бывшей городской Думы. Процесс был открытым, длился несколько дней и вызвал вокруг себя ажиотаж. Епископ Анатолий, обязанный являться на каждое заседание суда, рано утром выходил из Иоанно-Предтеченского монастыря и пешком направлялся к зданию суда. С первого дня его уже окружала многотысячная толпа, сопровождавшая его всю дорогу. Вся Советская улица была забита народом, отчего владыка с трудом достигал здания суда к началу судебного заседания и даже опаздывал. Опоздание епископа дало обвинителю Фокину повод для требования изменения меры пресечения для владыки, т. е. чтобы он был взят под стражу, так как опаздывает «по неизвестным причинам». Но суд отверг притязания обвинителя. Суд вынес епископу Анатолию очень мягкий приговор — год условного заключения.
В начале июля 1922 года епископ Анатолий собрал в Иоанно-Предтеченском монастыре все городское духовенство и уездных благочинных. Он зачитал документ об организации в центре ВЦУ и сообщил, что это вполне законная и преемственная церковная власть. На собрании выступил один из местных «идеологов» обновленчества — священник Ксенофонт Цендровский с докладом о программе «Живой Церкви». Едва докладчик закончил изложение живо-церковной программы, как присутствующие услышали из уст церковного старосты Ильинской церкви Баринова послание митрополита Агафангела (Преображенского), разоблачающее обновленчество. Раздались крики: «Долой Анатолия (Соколова)», «Гоните Цендровского», епископ Анатолий еле успел укрыться от разгневанной толпы в доме настоятеля Троицкого храма отца Григория Степанова.
Сразу же после этого собрания многие астраханские священнослужители подали заявление, в которых отказывались признавать подлинность ВЦУ. В создавшейся ситуации владыка Анатолий заявил, что он вступил в группу «Живая Церковь» по тактическим соображениям, что обновленцам он вовсе не сочувствует, и когда изменятся обстоятельства, обязательно выйдет из ее подчинения. Православные не стали прерывать канонического общения с епископом Анатолием, продолжая поминать его имя на ектениях за богослужением. Но после состоявшегося в мае 1923 года «обновленческого» Собора в Москве, на котором Святейший Патриарх Тихон был лишен сана, ситуация в Астрахани коренным образом изменилась. Епископ Анатолий, поддерживаемый обновленческим «лжеепископом» Михаилом (Постниковым), стал категорически требовать от православного духовенства и мирян признать «лжесобор 1923 года» и созданный ВЦС (Высший Церковный Совет). Собравшиеся в Успенском соборе представители от всех православных приходов г. Астрахани постановили: Собор 1923 года каноничным не считать и Высшему Церковному Совету не подчиняться.
С приездом 9 декабря 1923 года в Астрахань архиепископа Фаддея (Успенского) положение епископа Анатолия стало совсем неоднозначным.
В 1924—1925 годах он дважды писал архиепископу Фаддею (Успенскому) о необходимости примирения. С этими письмами ходил к владыке Фаддею «обновленческий» священник Боровков. Владыка Фаддей не принимал Боровкова, а, прочитав письма, передавал через келейника, что он примет в общение с Церковью каждого желающего покаяться, но не признает обновленчество за Церковь и не может говорить о примирении с ним. Епископ же Анатолий не хотел приносить личного покаяния, а настаивал лишь на «воссоединении». С этим он даже сам лично приезжал к архиепископу Фаддею, но тот уклонился от встречи с обновленческим епископом.
Епископ Анатолий (Соколов) в 1924 году был возведен обновленцами в сан архиепископа, а в 1927 году в сан митрополита. С 23 июня 1927 по 1933 год он был митрополитом Симферопольским, с 1933 по 1935 год — Луганским, а с 1935 по 1937 год — Костромским. 27 августа 1937 года был уволен на покой, после чего состоял настоятелем единственной оставшейся у обновленцев в Костроме церкви. Скончался он в январе 1941 года в полном одиночестве, покинутый всеми верующими, но так и не сумевший примириться со «староцерковниками». Отпевал его служивший в той же церкви псаломщиком обновленческий «митрополит» Корнилий (Попов).

Share 'Архиепископ Анатолий — 1919- 1921 гг.' on Facebook Share 'Архиепископ Анатолий — 1919- 1921 гг.' on LiveJournal Share 'Архиепископ Анатолий — 1919- 1921 гг.' on Twitter Share 'Архиепископ Анатолий — 1919- 1921 гг.' on vk.com Share 'Архиепископ Анатолий — 1919- 1921 гг.' on Yandex Share 'Архиепископ Анатолий — 1919- 1921 гг.' on Email
<< | >>