Наталья Вороницына известна всему рунету своими благотворительными проектами и героизмом: уже пятый год она не встает с постели, но это не мешает ей заботиться о других. «Фонд – это структура, формализация, это финансовые отношения. Мне по душе другая история: есть проблема, есть инициативные люди, которые собрались в кучку, чтобы ее решить. Решили и разбежались. Стихийная благотворительность – вот как я это называю», – говорит она.

Когда в компании продвинутых блоггеров упоминается ее имя, многие замолкают, прислушиваясь. Важно знать, как идут Наташины дела, получается ли все, что задумано, и не произошло ли наконец то чудо, в которое она верит изо всех сил. И которое твердо выражено в статусе ее твиттера: «Болею рассеянным склерозом восьмой год, лежу пятый, скоро встану».

В телефонной трубке голос бодрый и улыбчивый. Совсем не такой, какой ждешь услышать у человека, годы не встававшего с постели. Наташа соглашается на интервью.

Подмосковные Химки. Невысокий этаж панельного дома. В комнате легкий сумрак от занавешенного тюлем окна. На стенах картины и фотографии, шкаф набит книгами. С полок сквозь стекло кротко смотрят на Наташу иконы.

А она лежит перед ними на широкой кровати, и в ее согнутые коленки упирается монитор ноутбука. Время от времени она нажимает кнопку на специальном пульте, и спинка кровати с тихим жужжанием меняет угол наклона. Она начинает свой рассказ:

– У меня архитектурное образование, я закончила МАРХИ, а после работала фотографом сразу в нескольких крупных изданиях. Сколько себя помню, внутренняя потребность что-то делать для других была всегда. Но в жизненной суматохе – работа, тусовка, работа – мало что успевалось. А потом я заболела. И теперь наверстываю.

Все началось в первый год лежания. Мудрые люди посоветовали: чтобы выжить внутренне, тебе нужно отдавать себя другим. Не брать, а отдавать. Я сначала растерялась: ну что я могу в таком положении? Разве что раздать свои фотографии. И завесила ими всю свою страничку в Живом Журнале с призывами: «Эй, народ, фотографии! Совершенно бесплатно! Кому надо, налетай!» Оказалось, никому не надо.

И уже не помню, кто прислал мне сообщение, что есть на свете сообщество «Старость в радость» (www.starikam.ru), где ребята помогают домам престарелых, и что наверняка им понадобятся мои фото. И действительно, мои картинки вскоре повисли на облупившихся стенах в доме престарелых в деревне Ямм. Это где-то в Псковской области.

Затем, опять по дружескому совету, я вступила группу «Милосердие» на Одноклассниках.ру. К нам обращались родители, которые не в состоянии были оплатить лечение своему ребенку, и мы искали средства. Работу проделали колоссальную: разработали схему проверки информации, дабы выявлять мошенников; наладили связь с благотворительными фондами. У меня был ребенок, которого непосредственно я вела: Славик Ворошилов, два с половиной годика, болеющий нейробластомой – это рак нервной системы. Нужно было собрать около 70 тысяч евро, чтобы отправить ребенка в спецклинику в Италии – нигде больше не брались его лечить. На бесплатном хостинге я создала для Славика сайт, и вместе с еще несколькими девчонками мы принялись искать деньги. Поиск усложнялся тем, что Славик – украинский мальчик. Российские благотворительные фонды в большинстве своем отказывались, а с украинскими не получалось договориться, потому что мы, собирающая деньги сторона, из РФ. Пытались звонить и писать в крупные компании, но с ними, как и с фондами, – глухо. Большую часть денег пришлось собирать в интернете, на форумах и в социальных сетях. Сумма чудом докатилась до 45 тысяч евро и дальше – ну никак. Мы, конечно, приуныли… А одна девочка, живущая в Германии, закинула информацию про Славика в какой-то немецкий фонд. Ну, закинула и закинула – от фонда ни слуху ни духу. И тут приходит новость, что фонд собрал сумму, как раз нам недостающую! Это было так неожиданно и так круто! Ощущения – ну просто не пересказать!.. Славушка съездил в Италию, и, слава Богу, благополучно.

А потом был сумасшедший август 2010-го, когда все кругом горело и дымило. Живой Журнал стоял на ушах: я читала запредельные посты своих знакомых – из Выксы, из Калионова – о том, как они со всех сторон окружены пожарами и сами пытаются их тушить. На волне этих страшных новостей родилось сообщество«Пожар_ру» (pozar-ru.livejournal.com). Народ начал заботиться друг о друге online: предупреждал об опасности, о степени задымленности, помогал погорельцам вещами, транспортом. Этот процесс кто-то должен был упорядочить, и я тут же подвязалась и вскоре стала модератором. Чем мы только не занимались: собирали деньги, пожарные рукава и ранцевые огнетушители, организовывали поездки в регионы, помогали добровольцам, тушившим пожары. И наконец-то потушили. Но «Сообщество добровольцев чрезвычайного реагирования» – таково его полное название – продолжило работу. Параллельно была создана «Карта помощи» (russian-fires.ru) – интерактивная карта России, на которой каждый пострадавший от пожара, будь он хоть из Улан-Удэ, может отметить себя флажком и запросить помощь, а посетитель решает сам, может он быть полезным или нет. Но народ у нас в регионах пока не очень активен, интернет-покрытия там недостаточно, поэтому достучаться в глубинку получалось с трудом. Работа сообщества перешла в вялотекущий режим. Я заскучала. Кто-то предложил сделать из «Пожар_ру» благотворительный фонд – это мне тоже не понравилось. Фонд – это структура, формализация, это финансовые отношения. Мне по душе другая история: есть проблема, есть инициативные люди, которые собрались в кучку, чтобы ее решить. Решили и разбежались. «Стихийная благотворительность» – вот как я это называю.

Некоторое время я практически ничем не занималась, только работала: я модерирую один музыкальный интернет-портал. И снова – совершенно случайно – читаю какой-то пост в ЖЖ, где, как обычно, ругают нашу власть, и на глаза попадается комментарий типа: а мы уже реально что-то делаем. И я перехожу по ссылке на сайт together.ru. И сразу понимаю: это то, что мне нужно.

Together.ru – это такой виртуальный кружок доброделов. Никакой структуры, никакой организации – это не благотворительный фонд в привычном понимании. Просто куча неравнодушных людей, в большинстве знающих друг друга только по интернету, собралось вместе и решило делать что-то полезное. Называют они себя тугезерами, и стать тугезером может каждый желающий. Идеи добрых дел рождаются спонтанно: кто-то вдруг предлагает, другие поддерживают, детали обсуждаются в форуме. Например, собрать игрушки и отвезти их детишкам в социально-реабилитационный центр в поселке Селижарово . Или всенародно скинуться на подарок «начальнику Ижмы». Вы, наверное, помните из новостей о том случае в сентябре 2010 года, когда у Ту-154, летевшего из Якутии в Москву, отказали двигатели и пилотам пришлось сажать самолет посреди тайги. Чудом удалось обнаружить заброшенный аэродром в селе Ижма. 72 пассажира и экипаж остались целы и невредимы. А все во многом благодаря Сергею Михайловичу Сотнику, начальнику местной вертолетной площадки. Он, несмотря на то, что аэродром был списан и вычеркнут из авиакарт, самостоятельно и на протяжении 10 лет поддерживал взлетную полосу в порядке. Это и позволило пилотам совершить благополучную посадку. За такую самоотверженность ребята из together.ru решили Сергея Михайловича отблагодарить и купили ему снегоход.

А когда я в первый раз зашла на сайт тугезеров, ребята как раз собирали деньги на операционную для одной Калужской районной больнички. Поводом послужила публикация в СМИ о тяжелой жизни местного хирурга, который без нормальных оборудования, инструментов и медикаментов за мизерную зарплату трудится практически без выходных, и причем трудится так, что уважает его вся округа – от мэра и бандитов до бездомных алкоголиков. Впрочем, так живет любой хороший хирург в любой нашей сельской больнице. И ребята решили помочь – приобрести новенькие операционный стол, лампу и прочий хирургический инвентарь.

«Ничего себе! – думаю я. – Какие люди на сцену выходят!» И сразу «побежала» знакомиться. Тугезеры меня приютили, и теперь я всячески пиарю этот проект: шевелю народ в интернете, распространяю информацию, комментирую посты, вербую новых доброделов. Не знаю, много ли от меня пользы, но пока что терпят. К тому же, я знакома со многими людьми из других благотворительных организаций и стараюсь всех сдружить. Вот, например, свела тугезеров с ребятами из «Старость в радость», и теперь мы все вместе отремонтировали дом престарелых в городе, которого нет на карте, – Каргополь-2.

– Не смотрите, что здесь книг полно, – Наташа обращает внимание на полки. – Я давно уже ничего не читаю. Было время, кучу художественной и духовной литературы перелопатила. Сейчас ощущаю информационную передозировку. Нужно, чтобы в голове все переварилось, устаканилось.

Мой стандартный день проходит так: я просыпаюсь, пью таблетки, завтракаю, беру компьютер. Отставляю его в сторону, когда мама приносит обед, ем и опять беру компьютер. На ужин – то же самое. А когда вырубается интернет, я погружаюсь в себя, в молитву, пытаясь с Божией помощью разрешить свой внутренний конфликт, который камнем лежит на сердце. По идее, я должна пребывать в таком состоянии постоянно. Моя социальная активность – это, в некотором смысле, побег от самой себя. Но меня выносит в эту активность – ничего с собой поделать не могу. И пока что так живу.

Источник: Православие

Share 'Благотворительность как стихия' on Facebook Share 'Благотворительность как стихия' on LiveJournal Share 'Благотворительность как стихия' on Twitter Share 'Благотворительность как стихия' on vk.com Share 'Благотворительность как стихия' on Yandex Share 'Благотворительность как стихия' on Email
<< | >>