Десять лет назад Казанский собор в Петербурге начал действовать в статусе кафедрального. До этого, в годы советской власти, здесь размещался Музей истории религии и атеизма, что, разумеется, воспринималось верующими как надругательство. Однако некоторые считают, что именно это обстоятельство спасло от уничтожения многие святыни, а возможно, и сам храм, которому в этом году исполняется 200 лет.

Кто в храме хозяин?

Шестьдесят лет в стенах храма велась атеистическая пропаганда. И хотя в 1992 году богослужения в соборе возобновились, работники музея чувствовали себя хозяевами. Именно как хозяева они встретили в 1996 году и протоиерея Павла Красноцветова, назначенного новым настоятелем. Директор музея объяснил священнику, что литургия в соборе совершается только по воскресеньям и ее необходимо закончить до одиннадцати часов — потом начинаются экскурсии. «Извините, но это собор, и мы будем служить литургию, как положено в соборе, каждый день. С десяти примерно до двенадцати, но можем и позже закончить. Пожалуйста, водите экскурсии, а мы будем служить». Настоятель сразу дал понять, кто здесь хозяин, а кто — в гостях.

Так они и сосуществовали в одних стенах — музей и православный приход, и нередко можно было наблюдать, как в храме идет атеистическая экскурсия, а в другом его конце служится Божественная литургия. Только в 2001 году музей окончательно покинул стены храма, переехав в выделенное ему помещение на Почтамтской улице.

Забытые мощи

. А в 1990-х, когда изменилось отношение государства к Церкви, здесь были обретены мощи преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких, Серафима Саровского, святителя Иоасафа Белгородского. Но если многие иконы в годы воинствующего безбожия действительно были спасены стараниями сотрудников художественных музеев, то в Казанском соборе что-то сохранилось скорее благодаря беспорядку.

Когда в соборе открылся музей, ему передали многие святыни, изъятые из храмов и монастырей. Но трудно сказать, сколько из них было здесь украдено или уничтожено. Отец Павел вспоминает, как в одном из помещений, где сидела сотрудница, он увидел на полу больше десятка разорванных напрестольных Евангелий. Так же небрежно относились в музее и к другим православным святыням. Как ни странно, это и спасло мощи соловецких святых и Серафима Саровского — о них просто забыли. Об обретении мощей преподобного Серафима покойный Патриарх Алексий II впоследствии рассказывал: «Зашитые в рогожу, они лежали в запасниках музея, в одной из комнат бывшей ризницы, где хранились гобелены… Мы нашли акт и документы вскрытия мощей в 1920 году. В одном из этих документов говорится, что мощи изъяты из монастыря для их уничтожения или экспозиции в музее. То есть угроза уничтожения святых мощей преподобного Серафима была вполне реальна. Но Промыслом Божиим зло было обращено во благо».

А мощи святителя Иоасафа Белгородского сохранились благодаря рабочим музея. В 1956 году в Астрахани была эпидемия сибирской язвы. В связи с этим всем музеям приказали мощи из экспозиций убрать и по возможности уничтожить. Директор, не задумываясь, приказал сжечь мощи святителя Иоасафа в печке. Двое рабочих, которым он это поручил, видимо, были людьми верующими. Они завернули тело в оберточную бумагу, потом в штору и еще в черную бумагу, все это перевязали и закопали на чердаке, где был большой слой шлака. В 1990 году один из них перед смертью рассказал об этом своей дочери и попросил сообщить в епархию. Епархия прислала в музей комиссию, в которую входил и отец Павел Красноцветов. «Мы нашли на чердаке большой сверток, отнесли его вниз, развернули. Мощи сохранились без какого-либо тления», — вспоминает батюшка. Приехала экспертная группа из Москвы, по описи и документам сверили и определили, что это мощи святителя Иоасафа Белгородского.

За пропажи никто не отвечает

До сих пор точно неизвестно, сколько мощей, привезенных в музей, пропало. «Масса предметов церковного обихода лежала здесь без всякого учета. Привезли в тридцатые годы из Москвы, свалили в угол, и все», — вздыхает отец Павел. Исчез, например, ковчег с частицей мощей священномученика Гермогена, с 1919 года хранившийся в соборе.

В 1813 году в соборе был погребен фельдмаршал Кутузов. Привезли в собор и знамена, отбитые у французов, и ключи от многих городов, взятых русскими войсками. Казанский почти с самого начала был храмом воинской славы. Не случайно в 1837 году на площади перед собором были установлены памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли.

В 1914 году большинство флагов с могилы Кутузова увезли в Москву, в исторический музей. Часть ключей исчезла. Саму могилу при советской власти несколько раз вскрывали. Висевшую над ней Смоленскую икону Божией Матери, которую фельдмаршал всегда брал с собой в военные походы, заменили на Смоленскую икону XX века. Сейчас кутузовская икона находится в музее истории религии. Вместо золоченого голубя, держащего в клюве лампаду, над изголовьем полководца теперь висит орел французского или польского образца. Никто не знает, когда произошла замена.

Его купол отливал серебром

Само здание после музейной эксплуатации сохранилось не в лучшем виде. «Руководство музея знало, что рано или поздно им придется отсюда уехать, поэтому в технический ремонт не вкладывали ни копейки, — говорит главный инженер собора Евгений Данилевский, начавший работать здесь еще при музее, в начале 1990-х годов. — Даже горячую воду не считали нужным провести. Зимой иногда помещение прогревалось только до пяти градусов. Здесь же окна очень большие, необычные для русского храма. Через них уходит много тепла. А ничего не работало, воздуховоды давно продырявились». Полковник в отставке, Евгений Иванович — человек нецерковный. «У меня другое воспитание, я вырос в семье советского офицера и сам 36 лет прослужил в армии», — говорит главный инженер. Несмотря на свою нецерковность, он очень любит собор, досконально изучил его историю и может рассказывать о нем часами. «Все привыкли, что купол зеленый, а ведь по старым фотографиям видно, что раньше он играл серебром. Изначально его покрыли луженым железом, но во время войны в купол попало две бомбы. Пришлось менять, и после войны покрыли медью. А медь зеленеет. Жаль, что пока замены покрытия даже в планах нет. Совсем по-другому смотрелся бы собор с блестящим куполом, отливающим серебром», — сокрушается Евгений Данилевский. Переживает он и за кровлю, на которую в этом году не выделили ни копейки. Не начаты работы по фасадам. Раньше на них были черные доски с выбитыми цитатами из Евангелия. Буквы все содрали, многие доски тоже исчезли. Возможно, что-то хранится в музее, но его работники, по словам Евгения Ивановича, сами толком не знают, что у них есть.

Что осталось от собора

Храм, переданный Музею истории религии и атеизма в 1932 году, некогда был великолепен. Построенный по образцу собора Святого Петра в Риме, он выглядел очень необычно. Сколько недоумения вызывала одна только колоннада — 126 колонн высотой 14 метров. Сам Павел I, по приказу которого был возведен храм, видел в этих колоннах руки Христа, обнимающие каждого, приходящего сюда. Но и сегодня не все считают такую архитектурную новацию удачной. Например, известный церковный архитектор Андрей Анисимов называет колоннаду гениальным художественным решением с точки зрения организации площади и привлечения внимания людей, но убежден, что для собора она лишняя, так как эти колонны не несут духовного смысла, а потому не имеют отношения к церковной архитектуре.

Другой архитектор, Михаил Филиппов, напротив, убежден, что Казанский собор, как и сотни других русских храмов, построенных в синодальный период под влиянием западных традиций, органично влился в православную культуру, обогатив церковную архитектуру.

Внутреннее убранство собора когда-то поражало своей роскошью. На один только иконостас пошло 1800 килограммов серебра. Разумеется, после кампании по изъятию церковных ценностей от этого богатства ничего не осталось. В 1930 году иконостас был окончательно разрушен, а его четыре яшмовые колонны вскоре передали в Москву в Академию наук. Пришлось все восстанавливать по крупицам. В музее Университета железнодорожного транспорта чудом нашлась папка «Проекты Казанского собора». По чертежам иконостас восстановили. Правда, сделать новые колонны из яшмы было невозможно. Пришлось подобрать искусственный материал под этот камень. И вместо листового серебра новый иконостас  покрыли сусальным.

Прежний иконостас расписывали известные художники — Боровиковский, Андрей Иванов (отец Александра Иванова — автора «Явления Христа народу»), Тюрин, Уржумов. Сегодня эти росписи находятся в Русском музее. Для иконостаса были сделаны копии.

Впрочем, эти недостатки, видные специалисту, вряд ли заметит простой экскурсант. К 200-летию собора от большевистского поругания не осталось и следа.

Источник: Православие и мир

Share 'Чем Казанский собор обязан атеистам?' on Facebook Share 'Чем Казанский собор обязан атеистам?' on LiveJournal Share 'Чем Казанский собор обязан атеистам?' on Twitter Share 'Чем Казанский собор обязан атеистам?' on vk.com Share 'Чем Казанский собор обязан атеистам?' on Yandex Share 'Чем Казанский собор обязан атеистам?' on Email
<< | >>