Питерская весна всегда сопровождается запахом корюшки – его ни с чем не спутаешь. Груды мелкой рыбы, сваленной в деревянные ящики, продаются у метро и в магазинах. «Корюшка! Корюшка!» — кричат торговки с узбекским, таджикским, молдавским и Бог весть ещё какими акцентами.

Вытащенная из Невы корюшка, маленькая рыбешка, идущая на нерест в Ладогу, порой с полным икры – несостоявшимися рыбёшками-корюшками — брюхом жарится вечерами в домах, наполняя запахом лестничные клетки.

Постепенно спрос на корюшку снижается, жадные горожане пресыщаются неказистой рыбкой, и она, мёртвая, недвижно лежит в  деревянных ящиках под заунывные крики восточных плакальщиц около станций метро: «Кор-юш-ка! Настаящий нэвский корюшка бэри пажалуста!»

Но её уже никто не берёт, чешуя ее тускнеет, глаза белеют и становятся совершенно мертвенными, и на них  появляется белёсый ободок из морской соли. «Да она у вас совсем тухлая!» — брезгливо скажет питерская дама узбекской торговке. «Нет, погоди пожалуйста, не тухлый, какой тухлый, свежий хороший кор-юшка, да!» — заведёт та свой надгробный плач над напрасно вытащенными из воды и понемногу тлеющими под лучами весеннего солнца рыбешками. Напрасно. Город насытился корюшкой и отверг её.

Эта весенняя драма, знакомая мне с раннего детства, отчего-то пришла на память при виде удивительной Афонской фрески.

Сияющий, полный красок Зосима-иерей стоит с Чашей, полной Святых Таин Тела и Крови Христа Бога. Зосима прекрасен. И ризы его, и фон позади него повторяют насыщенные цвета риз Христа – синий и алый. Словно Христос Бог себя явил в том, кто трепетал перед подвигом смиренной пустынницы Марии, кто в полной мере осознал своё недостоинство перед её деланием и смирением. Но нашему взору теперь в некоторой степени открывается то, что узрела Мария-пустынница, в своих выцветших ризах стоящая перед ним – «Ты – иерей и несёшь Святые Дары!» — говорит она, предупреждая его падение ниц перед нею. И теперь понятно, что это – не смиреннословие, не рисовка. Мария видит «умным оком», «очами духа», просветленными постом и подвигом, что грядёт к ней Тот, кто выше и Зосимы, и её самой – какая бы пропасть духовная не разделяла её от Зосимы и её саму от прежней александрийской Марии-блудницы.

«Я как-то подумал – а что такое перед Богом все наши подвиги, наше всё?» — написал в одном из своих писем близкому духовному чаду игумен Никон (Воробьёв). В другом месте он добавляет  «только начинаю узнавать, что такое смирение. И это в шестьдесят лет… а как, интересно, оно бывает у других?»

И это — слова человека, прошедшего суровый аскетический подвиг и прошедшего горнило лагерей. Действительно, что перед Богом подвиг подвижника? Разве этот подвиг преобразит человека в ту меру, как замыслил Бог о нём? Конечно, аскеза есть в любой религии, и порою гораздо более жестокая, чем аскеза христианская. Конечно, воздержание изменяет плоть и воздействует на душу – это знали не только в Древнем Израиле, но даже в языческой Древней Греции, соблюдая ритуальное воздержание в особые дни. Умерщвлять плоть умели жрецы Кибелы – в самом буквальном и неприкрашенном смысле этого слова. В Сирии и родилась жесткая антиохийская аскеза – после прохождения искуса которой навсегда стал больным великий Златоуст, вынужденный из-за язвы желудка вкушать запивку после Литургии и тем соблазнять окружающих. Гностики и философы упрекали христианских монахов, что они ведут недостаточно аскетичный образ жизни.

Смешно даже сравнивать отточенную сотнями поколений школу аскезы древних монахов – «Лествицу» преп. Иоанна, о которой мы, по большому счёту, только и можем сказать, что не понимаем реалий, скрытых за её словами, ибо не имеем этого опыта, с нашими постными потугами. Митрополит Иларион (Алфеев) однажды очень метко сравнил «Лествицу» со старинной  пожарной лестницей, располагающейся снаружи дома – её огромные ступени начинаются выше человеческого роста, с третьего этажа.

Вытащенные из воды, из райской божественной жизни, люди – во всяком случае, наиболее религиозно одарённые из них – чувствуют, что надо не давать воли тому, что в святоотеческой терминологии называется «плоть». Плоть надо умерщвлять. И вот, она умерщвлена – как мёртвая корюшка, не принесшая своей икры в воды просторной Ладоги. Что же дальше? Что после смерти плоти? Утонченное ли восприятие духовных и псевдодуховных реалий, видения и откровения, а порой и бредовые видения голодного, лишенного сна, переутомленного человека? Последнее бывает и в тоталитарных сектах, бывало и в фашистских, и кгбистких застенках…

Кто-то скажет – «аскеза должна быть правильной, надо стаскивать за ногу юношу, лезущего на небо». Но даже ссылка на преп. Иоанна Лествичника здесь становится двусмысленной. А что, если юноша – Алёша Карамазов или Макарий Великий, и действительно так религиозно одарён, что хочет отдать всё? Только ли в правильной аскезе, в постепенном упражнении в посте и неспании дело? Ради изысканных духовных движний, приходящих от поста и психофизических упражнений, сопутствующих молитве, совершаем мы «постное течение» или бежим ко Христу? И не отходит ли Он на задний план – потому что новообращённые ищут чего-то конкретного и одновременно безличного, словно вещь, словно новое ощущение.

Порой западные христиане переходят в Православную традицию, наслышавшись и начитавшись о Нетварном Свете, и хотят получить сей experience, это новое ощущение. Что же – джентльмен заинтересовался Востоком, неважно, индийским или христианским. Но  разве для нас традиция Православия тоже так чужда, что мы готовы сделать из нее средство для получения разного рода духовных ощущений? Ведь в этой традиции есть, и неспроста, надо полагать, слово «прелесть»…

Есть постники, которые ищут «нетварный свет», «благодать», «очищение», «отпущение грехов», «спасение», «вразумление», а иногда снисходят они до более простой терминологии: «в пост лёгкость какая-то появляется», «радостный такой, невесомый», «хочу снова пост, тогда опять словно на крыльях полечу». И приходит новый пост, и постящиеся упиваются своими ощущениями, принося им в жертву не только свою плоть, но и отношения с близкими – разве не духовный, не христианский ли это повод? Да и Христос говорил, что таких, как мы, постники, умерщвляющие плоть, будут гнать…

О гонениях на постников Христос, собственно, ничего не говорил. Он брал куда выше. Он говорил о гонениях за Имя Его. Гонения, которые последуют за исповедание Его – Богом. Не далёким и ничего не делающим богом, но «Богом вблизи и вдали (Иер 23:23), Богом Живым, Богом, явившегося в полноте в Сыне —  в Распятом, в Воскресшем. Ради лёгкости постившегося тела идём мы к Нему? Или ради ничего иного, кроме Него? Не хотим ли мы знать более ничего, кроме Иисуса Христа, при том  Распятого? (1Кор.2:2). Или нам нужно от поста нечто полезное? Для здоровьичка, для духовной жизни, для духовных, вернее, психо-соматических ощущений? Чего мы хотим, в конце концов? Мы хотим узнать и почувствовать что-то новенькое – как любопытные слушатели Павла (Деян.17:21) или встретить Кого-то Нового и Совершенно Иного? Встретить и сказать в удивлении – «что пред Тобою мой пост, моё – всё?… Я понял, что я себя спасти не в силах, но вижу — Ты спасаешь вопреки всему…»

И Он приходит – не благодаря смиренной аскезе Зосимы, не благодаря высокой аскезе Марии. Он приходит вольно и весело, сильно и живо, и небывало. К нему устремлены открытые уста поблекшего лика преподобной Марии  Египетской– словно рыбы, выброшенной на берег. Во всей своей невероятной аскезе она – лишь умерщвлённая рыба, и ризы ее бесцветны. Она смотрит на Чашу, будучи повернута в профиль – и это потрясающий образ. В профиль на Христа смотрят Его враги… Мария, возлюбившая Христа, отдавшая все свои силы борьбе с грехом десятилетия в пустыни – всё равно сама, своими силами не стала «своей Богу». Ибо только кровью Христовой мы становимся соучастниками святых и родными Богу. И таковой стала она, причастившись долгожданных Таин Тела и Крови, и взойдя к Сыну Божьему, Спасителю своему…

Источник: Православие и мир

Share 'Мария Египетская. Рыба, вытащенная из воды' on Facebook Share 'Мария Египетская. Рыба, вытащенная из воды' on LiveJournal Share 'Мария Египетская. Рыба, вытащенная из воды' on Twitter Share 'Мария Египетская. Рыба, вытащенная из воды' on vk.com Share 'Мария Египетская. Рыба, вытащенная из воды' on Yandex Share 'Мария Египетская. Рыба, вытащенная из воды' on Email
<< | >>