В конце апреля Фонд Общественное Мнение, Институт общественного проектирования и Независимой службы «Среда» представили результаты социологического опроса, по которому выходило, что 71% опрошенных россиян – счастливые люди. Немного странным мне показалось это утверждение, ибо счастье – понятие многогранное. Быть счастливым человеком во временной протяженности, кажется, невозможно, это похоже на оксюморон.

Ломается логика, когда мы говорим о счастье. Не получится у двух людей объяснить его одинаково – не смогут это сделать и 71% из полутора тысяч опрошенных социологами людей. Потому что счастье ищут, находят и теряют, как воду в решете, которая выливается сквозь мелкие дырочки, переливаясь на солнце радужными каплями, заставляя сердце биться в предвкушении чуда на краткий миг настоящего. Счастливым быть нельзя все время, но можно – иногда… По крайней мере, я так думала, пока не решила провести свой собственный опрос тех людей, которых я называю близкими.

В том научном опросе, о котором я пишу, было выявлено, что больше всего среди счастливых людей студентов и руководителей, людей с высшим образованием, жителей крупных городов, верующих, тех, кому еще не перевалило за 65. В общем, возраст, уровень образования, социальная приспособленность, мировоззренческие установки в целом исследователями учитывались. Опишу их и я.

Семья М. живет в деревне далеко от Москвы. В деревянном доме, несколько лет назад еще без удобств. Глава семьи – дед Владимир. У него есть супруга – тетя Валя. Обоим под 70. У них две дочери, обе замужем. Четверо внуков, двое правнуков. Только у одной из внучек деда Владимира и тети Вали есть высшее образование. Остальные члены семьи или получают среднее образование, или работают строителями, водителями, уборщицами, телефонистками. В семье М. соблюдают православные традиции, то есть отмечают, как умеют, большие праздники,  но в храм не ходят – его построили совсем недавно.

Тетя Валя – подвижная, несмотря на свой возраст, женщина. Бабушкой, а тем более старушкой язык ее назвать не поворачивается. С 16 лет она работала на кирпичном заводе в горячем цеху. До сих пор таскает тяжелые мешки наравне с мужчинами, выполняет всю работу по дому. На самом деле, настоящий глава семьи М. – она. Если бы не ее энергия и трудолюбие, жизнелюбие и сила, семья М., кажется, давно пошла бы по дорогам.

Дед Владимир почти всегда молчат, оживляется, когда выпьет. Сердце у него больное. Работы никакой не боится, но пальму первенства в организации этой работы молча отдает жене. Хозяйство у семьи М. большое: куры, свиньи, корова, огромный картофельный огород. Чтобы прокормить так много людей, оно необходимо. При этом тетя Валя и дед Владимир всегда помогают своим друзьям и соседям – и картошку выкопать, и корову подоить. Да и много чего еще.

Убежденные коммунисты они, тетя Валя и ее муж. Остальные члены семьи не определились в политических предпочтениях, да это и не нужно – мир политики и общественных волнений для них остается там же, где и начинается: в телевизоре.

В общем, они счастливы. Так и сказала мне тетя Валя. Правда, удивилась, что я глупые вопросы задаю. И добавила: «Живы, слава Богу. Обуты, одеты. Крыша есть, а все остальное – неважно. Вот бы еще младших довести до ума – и все».

Моя мама живет в той же деревне, что и семья М. Правда, условия жизни у нее значительно лучше. И образование высшее, и профессия врача. Ей не все нравится в существующем положении вещей в стране – она аргументировано высказывается, почему. Мама вместе с папой, который шофер, ухаживают за садом и огородом. Есть куры, кошка и собака. Автомобиль, подаренный родственниками.

Мама воцерковилась несколько лет назад. Папа не доверяет Церкви. Говорит, что Бог в душе. Папа вообще мало кому доверяет.

Когда спрашиваешь родителей, счастливы ли они, то не моргнув глазом, мама и папа отвечают, что да. Мама говорит, что счастлива от того, что вырастила вроде бы хороших детей. Папа, вытянув ноги в валенках, говорит о том же. Добавляет, правда, что в своей жизни можно было бы что-то поправить, да и вообще – многого дать нам не смог. Так получилось. В школе, помню, я не знала, как выглядят российские деньги – зарплату родителям не выдавали годами. В то время мама приобрела массу полезных навыков, например, печь хлеб и готовить кашу из топора. А папа пытался работать у тех, кто деньги платил, но сорвал себе спину и долго болел. Они счастливы тоже. «Внуков бы только – и совсем все хорошо будет».

Моя тетя живет в большом городе, работает на рынке. По образованию — детский педагог-психолог. Когда в начале 90-х позакрывали все садики, ей пришлось идти в тепличницы, чтобы выращивать, не разгибая спины, в огромных жарких теплицах огурцы и помидоры. Иногда, когда я приезжала в гости, она брала меня в сообщницы – мы вместе выносили (буквально на себе) из совхоза несколько килограмм овощей, чтобы сдать их и купить вермишели, которую вся тетина семья ела с подсолнечным маслом.

Сегодня тетя торгует в мясном ряду, живет одна в своей квартире. Любит сериалы, искренне переживает за героев. Ей нет пятидесяти. Ее муж спился и умер на остановке – замерз в мороз. Ее сыновья работают: один – водителем, другой – столяром.

Тетя – тоже счастливый человек. «Мне спокойно, у меня все есть, мои дети не голодают, они – самостоятельные люди. Вот бы еще все были здоровы!». Иногда ей бывает не очень радостно – тогда она звонит мне и просит поставить свечку в храме за здравие всех родных и любимых.

Моя подруга по образованию – историк. Ей 33 года. Трудилась экскурсоводом в провинциальном музее. Сейчас она приехала в Москву, чтобы найти любую другую, более оплачиваемую работу. Пока в поиске. Верующая. Не замужем. Рассудительная.

Мне нравится с ней говорить о серьезных вещах, поэтому о счастье я расспрашивала ее с пристрастием. И вот что она мне сказала: «Я счастливый человек, да. Почему? Потому что хожу своими ногами, у меня есть дом, хлеб насущный. Я счастлива, что верю в Бога. Все мои родные живы и здоровы. И я хочу только одного – научиться радоваться всему этому, отдавая себя радости целиком. Чувствовать радость сердцем»…

Поговорив с подругой, я поняла, что меня настораживало во всех ответах моего импровизированного опроса: все вроде бы счастливы, но всем все равно чего-то не хватает. Кому-то времени, кому-то внуков, кому-то здоровья, кому-то умения радоваться. Разве в условиях нехватки чего-либо человек может быть счастлив?

С этим вопросом я снова пришла к подруге, и она снова дала мне простой ответ: «У меня есть все для счастья, понимаешь? Мне только нужно сделать усилие над собой, исправить себя, и оно наступит, будет даровано свыше». – «А если не получится?». – «А у меня есть надежда. Надежда на счастье. И это уже – счастье. Счастье дышать, жить, радоваться свету за окном и каше на столе, счастье идти, бежать, видеть, читать, говорить. Счастье молиться Богу. И надеяться».

…Наверное, 71% опрошенных социологами россиян как раз счастливы этой самой надеждой на счастье, которая заложена в нас где-то глубоко-глубоко. Эта надежда и наши усилия – вот шаги к той полноте бытия, которая однажды наступит.

Когда и где наступит полнота бытия – вопрос другой. Пока просто подумайте, а вы – счастливый человек?

Источник: Татьянин день

Share 'Надеющиеся на счастье' on Facebook Share 'Надеющиеся на счастье' on LiveJournal Share 'Надеющиеся на счастье' on Twitter Share 'Надеющиеся на счастье' on vk.com Share 'Надеющиеся на счастье' on Yandex Share 'Надеющиеся на счастье' on Email
<< | >>