В Прощеное воскресение говорится о прощении других. Это действительно часто непросто и об этом надо писать, говорить, размышлять и стараться прощать. Но мы часто забываем еще об одном человеке, которого тоже подчас надо простить. О себе.

344337363-600x338

С предыдущей Страстной седмицы до недавнего времени я занималась примерно следующим: истерила, делала больно близким людям, не замечала нужды домашних, а потом, чуть очухавшись, маниакально просила у всех прощения, попутно обвиняя себя во всём – настоящем и придуманном моим собственным болезненным сознанием.

Запомнилось четко время потому, что именно тогда отказали тормоза. Я сидела в сети и больше ни на что не отвлекалась. Ни на маленькую дочку, ни на другие заботы. Потом как-то пришло осознание, что «что-то не то». И я стала изводить всех этим самым «прости».

За что я просила прощения? За истерики и за невнимание. За бесчувственность и злые поступки. Просила. Искренне. И никак не могла успокоиться, даже видя, что люди… и не думали обижаться. Мне всё казалось, что это всё «на словах», а «на деле» никто меня и знать не хочет после всех этих истерик и прочего тогдашнего поведения.

Но я продолжала изводить себя чувством вины за всё, а других своим: «Прости». Я придумывала себе объяснения – одно краше другого. То я заигралась, то я слишком эгоистична, то у меня депрессия, то у меня «понятная усталость после родов», то и вовсе «нахамила потому, что в тот день не прочла утреннее правило». И винила- винила во всём себя.

Всё это закончилось неприятно, зато полезно. Одному из вечных адресатов этого «прости» я зачем-то сообщила, что чувство вины она мне сама и создает. Устала я на тот момент от этого вечного чувства вины, самоедства и неотступного ощущения: «Я все дружеские отношения испортила». Не выдержала и решила скинуть часть вины на ближнего. На что получила не обычное молчание на невнятное «прости меня дуру, грешную», а довольно резкую отповедь: «Я тебе никакого чувства вины не создавала и, знаешь, общаться мне после таких слов не хочется».

Мне так странно было. Ведь я во всём перед всеми, перед ней в частности и даже в особенности, чувствую себя виноватой, а никто… никто этого моего порыва не понимает, не принимает и никоим образом не откликается.

После этого разговора я запретила себе самой же поддаваться на это самоедство и сладострастно искать всё новые объяснения своим истерикам и состоянию, а потом как-то потихоньку мне стало понятно, что простить должна я и не кого-то, а только себя.

Простить за истерики, слабость и невнимание к другим. Понять, почему это всё было так. Без жалости к себе, просто «зафиксировать» — мне было непросто, я не справилась с некоторыми жизненными вызовами, я слабая.

Но что такое «простить»? Это не забыть, конечно, и продолжить себя вести также. Сделать выводы и постараться идти дальше, не оглядываясь в тот период, когда могла переживать из-за того, что кто-то не ответил на письмо, при этом не замечая у себя под боком рыданий дочки.

Любой акт прощения – это не только слова, которые к себе и применить-то нельзя. Искусственно говорить себе: «Я тебя, дорогая, простила». Нет, это процесс деятельный. Это процесс изменения себя и своего поведения. По отношению к себе и другим.

Не надо картинно вздыхать: «Я плохая мать». Если ты продолжишь при этом не замечать рыданий ребенка, ты будешь ещё худшей матерью. Сознающей свою «плохость» и ничего с ней не делающей. Не нужна ребенку мать, которая только на словах свои ошибки признает. Мой старший мне говорит, что я мало улыбаюсь ему. И сколько бы я ему не повторяла: «Да, я не права», ничего не изменится, пока я не стану в состоянии ему искренне улыбаться.

motto.net_.ua-33982-600x337

Не надо есть себя за то, какой ты плохой журналист и редактор. Пока ты продолжаешь не писать и заваливать все дедлайны, ты так и будешь плохим журналистом и редактором, сколько бы и как искренне бы ты ни говорила, какой ты плохой специалист.

И бить себя в грудь: «Я плохая христианка» тоже не надо. Плохая, конечно. А как иначе можно назвать человека, который просыпает литургии воскресные каждую неделю? Ну, а кому лучше будет от этого самобичевания бесплодного? Разве Господь от нас этого ждет? Не думаю. Христианство – это вообще не про то. Это образ жизни деятельных людей, а не самоедствующих субъектов, которые при этом ничего не меняют в своей жизни и даже не собираются двигаться к Нему.

Но для того, чтобы всё это самоедство прекратить, надо простить себя. Признать слабость. Признать несовершенство. Для того, чтобы двигаться дальше. Для того, чтобы стать хоть немножко лучшей матерью, журналистом и хоть немножко приблизиться к тому, чтобы о себе как о христианке говорить было не так стыдно.

Такое вот настроение перед Прощеным воскресением. Я, наверно, воздержусь и от рассылок с «прости» разным людям. Впрочем, я их и никогда особо не делала. Но и воздержусь от «прости» по сотому разу тем, кого в самом деле задевала. Только делами можно просить прощения. Как у себя, так и у других. Своим другим состоянием, своим вниманием, своей деятельной любовью.

Источник: Православие и мир

Share 'Простить… себя' on Facebook Share 'Простить… себя' on LiveJournal Share 'Простить… себя' on Twitter Share 'Простить… себя' on vk.com Share 'Простить… себя' on Yandex Share 'Простить… себя' on Email
<< | >>