Рассказ

Священник Димитрий Первий

С утра Федор Савельевич взялся за дрова. На дворе декабрь, морозцем подсушило поленья, колоть – самое то. Погодка вон тоже наладилась: хоть и не солнышко, а светло и тихо. Уже добрую горку набросал чурок березовых, когда заглянул к нему Иван Николаевич, сосед. Поздоровались, за дела хозяйские побеседовали – заодно и дух перевел Савельевич. Но вот пора бы и за работу приниматься, а Николаевич все топчется у повети. Потом оперся о стену и говорит:

– Да ты коли, Савельевич, я раздышусь немного да к себе пойду. Помог бы тебе, да здоровья нету.

У Николаевича астма, это дело знает Савельевич. И принялся он опять за дрова. А все на Николаевича поглядывает. Что-то случилось у него: просто так бы не пришел. Только человек он деликатный, бывший учитель.

Николаевич сбил сосульку с крыши, щеколду на калитке поковырял. Савельевич топор отложил.

– Ты не томи, Иван Николаевич. Может, случилось что? Говори. Чем могу – помогу.

– Да нет, что ты, Федор Савельевич, все хорошо. Есть, правда, вопросик один, так ты же занят…

– Так я вон намахался уже с утра, нужен перекур. А коль мы с тобой люди больные и некурящие, заодно и побеседуем.

Сели тут же на поленницу. Иван Николаевич в тулупе, Федор Савельевич в полушубке: им и не холодно.

– Ну так что за вопрос у тебя, говори.

Посмотрел на него Николаевич продолжительно, а в глазах – такая тоска… И слова сказал странные до невозможности:

– Всю зиму ем гнилые яблоки.

– Это как? – растерялся Савельевич.

– Да как-то так вот получается. С осени кладу яблоки в подпол, в ящики. Под выходные поднимаю сумочку – чтоб на неделю хватило.

– Ну и?

– Так вот. За неделю подгнивают яблоки. Я их переберу. Понятное дело: где-то пятно, где-то точечка. Как раз полная сумочка и набирается! А потом еще больше обрежешь, почистишь кожицу. Но гнилые – они и есть гнилые. И всю зиму ем гнилые яблоки…

Такого поворота не ожидал Савельевич. Вопрос вроде пустяковый, а видишь, как человека зацепило! Хотя пустяковый ли? Тут надо подумать.

 – Да, Иван Николаевич, задал ты задачку. Так говоришь, делаешь все правильно?

– Похоже, правильно.

– А получается ерунда?

– Непонятно как-то получается.

– А если, к примеру, хорошие яблоки подымать?

А тут уж совсем неожиданной стороной вопрос обернулся. Отвечает ему Иван Николаевич с печалью в голосе:

– Подгнившее-то совсем пропадет… Да и можно ли нам вот так – самое лучшее? Мы же люди грешные.

Служит Федор Савельевич в местном храме пономарем. Чтобы особо Иван Николаевич к Церкви благоволил, этого он не замечал. На Пасху там или Крещение приходил, это понятно. А тут вот какая глубина открылась! Ну что же, надо как-то ответ держать. И пришла ему в голову мысль, недавно отец Андрей об этом на службе читал:

– Так ведь Господь сказал в Евангелии: «Я пришел дать вам жизнь, и жизнь с избытком». Про грехи свои помни, но и от даров Божиих не отворачивайся. А то ты вон больной совсем, а всю зиму сидишь без витаминов.

Тут уж было подумал Савельевич, что справился он с экзаменом своим богословским. Но Иван Николаевич озадачил его еще больше:

– Так может, это про жизнь вечную Господь сказал?

Покопался в своих запасниках Савельевич – и ничего там подходящего не нашел. Как еще вспомнил про Евангелие! Тогда говорит:

– Ты вот что, Иван Николаевич. Сумочку свою подъемную на две части дели. В одну клади гнилые яблоки, а в другую – с румянцем, солнышком налитые. В них самые витамины.

– Так ведь…

– Нормально так будет, по справедливости. А то извелся ты весь на почве догматической. Ешь яблоки – здоровье поправишь. А чтоб дух не хворал, я тебе Евангелие подарю. «Радостная весть», кстати, переводится. А попутно я тебя, дорогой, чаем напою, а то застыли тут совсем на морозе.

Когда попили они чаю и проводил Савельевич соседа до калитки, на душе у него стало так радостно! Хотя и понимал он, что напором своим прикрыл пробел образовательный. И все-таки сложилось все как нельзя лучше. Давно уже хотел Савельевич соседа к Церкви повернуть, а тут как раз и повод. Опять же: просветлел лицом Николаевич, значит, решился его мучительный вопрос. А и то правда, бывают же в жизни ситуации: гнилые яблоки… Но вроде правильно рассудил он, и сердце соглашалось: правильно! Скинул рукавички Савельевич – и опять зазвенели, запели под топором тугие березовые поленца.

Источник: Православие 
Share 'Сельское богословие' on Facebook Share 'Сельское богословие' on LiveJournal Share 'Сельское богословие' on Twitter Share 'Сельское богословие' on vk.com Share 'Сельское богословие' on Yandex Share 'Сельское богословие' on Email
<< | >>