В великопостной молитве преподобного Ефрема Сирина верующие, в числе прочего, испрашивают у Бога способности видеть. Видеть свои согрешения, причем не просто фиксировать их для сознания, а “зреть” – выявляя причины, мотивы, механизмы греха и собственной подверженности ему.

Зрение – удивительная способность, которой желательно обладать не только глазам, но и уму. Зрение ума позволяет человеку формировать правильное отношение к Богу, самому себе и окружающим. Дьявол всячески старается расстроить, осквернить эту способность, превратив тем самым человека в объект для осмеяния. Лишенный способности видеть мотивы и причины практически никогда не сумеет верно предугадать ход развития событий в его жизни и бытии современного общества.

Поскольку сатана – существо хитрое, часто он действует не топорно, напрочь лишая человека возможности различать свет и тень, но крайне лукаво, искажая и преломляя действительность. В результате окружающий человека мир воспринимается им неверно и нецелостно. Определяемая больными глазами фрагментарность входит в конфликт с собственным представлением о правильном, в формировании которого принимал участие тоже слепотствующий разум. В итоге, человек становится заложником двойного зрительного обмана.

Возможно, одним из методов преодоления слепоты является четкая терминологическая определенность понятий. Многие слова, используемые в современном лексиконе, из-за преломленности зрения ума получили в массах новое значение. Взять, к примеру, один из самых востребованных в современной церковной церковно-политической риторике термин — “либерал”. Если спросить у державников и православных активистов, то либерал – это исчадие ада, отъявленный храмоборец и неприкрытый содомит.

Хуже либерала может быть только гуманист, непременно воспевающий порок и толерантный ко всякому злу. Попытки выяснить причины подмены содержания термина обречены на провал. Важно понять другое – почему из возможных вариантов значения выбирается самый гадкий, самый лживый? Почему зрение одних верующих видит в либерализме обусловленную сознанием собственного греха мягкость в отношении к окружающим, признание Богом данной свободы, высоту и красоту Божественного образа в человеке; зрение же других – мелочность, блуд и корысть?

Понятно, что ответ не так уж трудно постигаем. Понятно, что введение столь полярных представлений об одном предмете не служит появлению искуснейших, а формирует станы непримиримых врагов, каждый из которых, по собственному представлению, воюет за Христа, но против друг друга. Чтобы найти ответ, нужно воспользоваться известным криминалистическим методом, то есть просто задать вопрос: а кому это выгодно? Кому выгодна эта война, отнимающая силы и время, лишающая ум и без того ослабленной способности видеть истинного неприятеля?

Правда, получается не так уж сложно отыскать супостата? Преподобный Ефрем Сирин в “Толковании на Книгу Бытия” указывает, что дьявол всегда старается внести раздор, разделение в общество, чтобы воспользовавшись ограниченностью взгляда каждого, запутать и погубить по одиночке.

Помимо терминологической точности, важно желание по-настоящему видеть, быть, в хорошем, непрелестном смысле, прозорливым – то есть не растрачивать зрение попусту, смотреть в корень и природу вещей. На что предлагает смотреть Господь? Ответ на этот вопрос содержится в Еванегелии. Что пользы, если человек, как ему кажется, видит законы устроения гармоничного мира, но не вопринимает боль конкретного человека? Что хорошего, если человек мыслит идеями абстрактного “вседержавного” царства, и спокойно проходит мимо несправедливо осужденного? Разве желание построить “город-сад” на чужих костях не есть патология зрения?

Конечно, можно вспомнить, что нет большей любви, если кто душу свою положит за други своя. Но это должен быть свободный выбор взрослой души, а отнюдь не пассивность в принятии назначения быть жертвой. Каждый мыслящий категориями державности готов ли стать той здоровой тканью, которую хирург вырезает, подчиняясь пресловутым законам онкологической областичности? Да и вообще, неготовность к подобной жертве, жертве ради призрачного благополучия не Церкви, не людей, а державы – это грех?

Митрополит Антоний Сурожский говорил, что если перед человеком явится Сам Господь и скажет сделать нечто, чему человеческое сердце не может сказать: аминь, не стоит этого делать, потому что Бог хочет от человека не поступка, а гармонии между им и Собой.

Время Великого Поста ценно и назидательно. Время Великого Поста позволяет снять пленки с глаз и ума. Ей, Господи, Царю, даруй нам зрети…

Источник: Православие и мир

 

Share 'Вопрос зрения' on Facebook Share 'Вопрос зрения' on LiveJournal Share 'Вопрос зрения' on Twitter Share 'Вопрос зрения' on vk.com Share 'Вопрос зрения' on Yandex Share 'Вопрос зрения' on Email
<< | >>