Любые разговоры о ценностях – особенно о традиционных ценностях – вызывают в сети довольно предсказуемую реакцию: всё это ложь, обман и лицемерие, знаем мы их, все они воры и обманщики, а разговоры о ценностях ведут исключительно затем, чтобы им сподручнее было предаваться всяческим беззакониям. Что же, обвинение противной стороны в лицемерии – глубоко традиционная и по-своему нормальная вещь в политических дебатах; в Британии или США (других языков не знаю, но подозреваю, что во Франции и Германии то же самое) обвинения в том, что оппоненты – гробы повапленные и прикрывают правильными словами дурные дела, есть дело совершенно обычное.

 

Однако там вся эта риторика развивается на фоне общественного согласия относительно фундаментальных ценностей общества. Консервативная риторика в большей степени обращается к этим ценностям, либеральная – в меньшей, но все согласны в том, например, что граждане обязаны служить своей стране, любовь к Родине – это достойно и правильно, атмосфера взаимного доверия и честности очень важна, и именно поэтому те, кто ее разрушают, достойны порицания. За критикой оппонентов всегда стоит предложение: поддержите нас, мы будем вести себя честно, служить обществу и воплощать в нашей жизни те общественные идеалы, к которым апеллируем.

Разумеется, в политической жизни всегда полно лицемерия – но, как известно, лицемерие – это дань, которую порок вынужден платить добродетели. Можно (и нужно) подняться выше лицемерия – быть цельной, достойной личностью, которая живет сообразно тому, что проповедует. А можно упасть ниже.

В одной общественной атмосфере дурные люди могут рассуждать про нравственность и достоинство, и они вынуждены прилагать усилия к тому, чтобы хотя бы выглядеть добродетельными. В другой – они могут просто сказать: «Ну да, мы утратили всякий стыд и совесть – в чем проблема-то? Перед кем нам стесняться?»

Лицемера могут обличать с двух сторон – сверху, с позиции добродетели, когда люди требуют не только разговоров о добродетели, но и должного поведения, и снизу – с позиции цинизма, когда сама возможность добродетели отрицается, а разговоры о ней высмеиваются.

И вот беда нашей интернет-риторики в том, что это, в сильно преобладающей степени, обличение снизу. Любые вообще разговоры о нравственности и ценностях воспринимаются с кривой ухмылкой и ехидным цинизмом. Люди живут в системе верований, в которой не бывает искренней честности, долга, верности, патриотизма, никаких вообще искренних и чистосердечных убеждений – нравственных, политических или религиозных. Они убеждены только в том, что всё это – лишь способ разводки лохов, обмана, манипуляции и распила денег.

Более здоровая общественная риторика исходит из того, что честность, верность и долг бывают – более того, именно они и являются нормой. Именно поэтому и можно (и нужно) обличать тех, кто от этой нормы уклоняется. У нас нормой представляется глубокий цинизм: вы мерзавцы, да и мы мерзавцы, и не притворяйтесь, что это может быть иначе. Церковь, Государство, Армия, Полиция, Медицина – все мерзавцы и негодяи, и любая попытка сказать, что это не так, вызывает бурный протест.

Это, конечно, неправда. Вот на днях двое полицейских погибли в перестрелке с бандитами. Они мужественно исполнили свой долг перед обществом и отдали свои жизни ради того, чтобы защитить закон и порядок. Как это укладывается в картину «все кругом мерзавцы, а полиция особенно», которую нам рисуют в интернете?

И оздоровление общественной атмосферы начинается с признания ценностей. Люди, которые с высоких трибун озвучивают нравственные очевидности, в нашей ситуации заслуживают благодарности уже за это. Плохо, когда человек не следует нравственному компасу; но еще хуже, когда он его совершенно выбросил. В таком бедственном состоянии, если он хотя бы признает существование компаса и необходимость в нем, если он просто возьмет его в руку и скажет: «Вот компас, по нему следует определять путь», – это будет уже огромным шагом из ямы.

И на такого человека тут же начнут кричать: брось, брось компас, не тебе его держать, ты такой же мерзавец, как все остальные, нечего тут! Нет, уже наверняка не такой же: человек, который хотя бы в теории признает нравственный закон, уже заметно приподнялся над тем, кто его совершенно не желает знать. Нравственная риторика – это первый и необходимый шаг к исправлению нравов. Хорошо нападать на лицемерие – плохо делать это со стороны цинизма. Бывают пороки разной степени порочности – цинизм хуже.

Как наркоман нуждается в детоксикации, так и мы как общество нуждаемся в децинизации. Если мы хотим жить в более честном, справедливом и гуманном обществе, цинизм и кривые ухмылки должны уйти.

20 декабря 2013 года

Источник: Православие

Share 'Об избавлении от цинизма' on Facebook Share 'Об избавлении от цинизма' on LiveJournal Share 'Об избавлении от цинизма' on Twitter Share 'Об избавлении от цинизма' on vk.com Share 'Об избавлении от цинизма' on Yandex Share 'Об избавлении от цинизма' on Email
<< | >>