Продолжается обсуждение проекта документа Межсоборного присутствия«О подготовке ко Святому Причащению». Сегодня на наши вопросы отвечает протоиерей Артемий Владимиров, духовник Алексеевского женского монастыря, член Союза писателей России.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Отче, каково в целом Ваше отношение к обсуждаемому сейчас документу?

— Приспело время главный вопрос христианского благочестия — вопрос о Причащении Святых Тайн Христовых — подвергнуть всестороннему обсуждению, чтобы достичь единства между пастырями в отношении практики причащения людей.

Не секрет, что священники разных поколений (советского, постсоветского времени) имеют различные подходы к подготовке своих прихожан ко Святому Причащению.

На мой взгляд, в этом документе весьма мудро указана золотая середина — царский путь, идя по которому пастырь и пасомые смогут избежать крайностей. Прежде всего это касается говения, или постничества перед причащением Святых Христовых Тайн.

Как часто ещё десять лет тому назад мы встречали священников с неоправданно строгими установками — требованием семидневного поста перед тем, как приступить к евхаристической чаше. Конечно, не из своей головы батюшки брали эти правила, но ссылались на определённые документы XIX века, принятые Русской Церковью, а также на «Учительное известие».

Между тем, этот документ конца XVII века говорит о гибкости в подходе и не обязывает христиан совершать пощение в течение седмицы.

Рассматриваемый нами проект предлагает пастырю подходить строго индивидуально к каждому случаю. Если люди живут полнотой церковной жизни, если они стараются выполнять все установления Матери Церкви, в частности, посты в среду и пятницу, то для них остаётся обязательным евхаристический пост — воздержание от пищи и пития после двенадцати ночи. Притом весьма правильно делается исключение для младенцев, тяжелобольных людей, для которых приём лекарства является непременным условием их жизнедеятельности.

Мне отрадно, что духовнику предоставляется право вместе с его пасомыми вырабатывать разумные подходы. Этот документ лишён той директивности и однозначности, которые были бы естественны для светской жизни, но весьма неправильны для сокровенной жизни во Христе.

Рассматриваемый документ очень гибкий, он предоставляет творческий простор для тех, кто его изучает, в первую очередь, пастырей. Думаю, что его следствием будет упразднение тех ненужных горячих споров, которые имели место в церковном обществе в последние годы.

— Отче, а какова была практика подготовки к Причастию у Вас на приходе в последние годы?

— Я с радостью отмечаю, что пастырская практика в храме Всех Святых совершается в русле упомянутого документа. Мне как священнику всегда представлялось правильным с великим разбором подходить к каждому человеку и не переносить психологию зрелого возраста на ребёнка, понимать, что условия жизни студента отличаются от быта семейной пары.

Я старался никогда не затруднять своих прихожан обязательным требованием прочитать полностью традиционное молитвенное правило, хотя признаю это желательным. Считаю главным условием неосужденного причащения Святых Тайн участие в службах суточного круга и раскрытие помыслов — это та духовная терапия, которая сегодня именуется индивидуальной исповедью.

Как говорил святитель Феофан Затворник, отвечая на вопрос, как подготовиться к Святому Причащению: «Поисповедуйся с сердечным сокрушением — вот ты и готов».

На мой взгляд, важно не только прилагать усилия к подготовке, но и учиться хранить полученную благодать. Ведь не секрет, что, причастившись Святых Тайн Христовых, многие прихожане расслабляются, по человеческой немощи, впадая в невоздержание, многословие, осуждение, и лишаются благодатных плодов Святого Причащения.

Поэтому пастырю, на мой взгляд, очень важно воспитывать своих прихожан в сознании необходимости сохранять и умножать полученную благодать Святой Евхаристии. Для меня это сохранение и умножение умещается в известных стихотворных строчках (позволю себе их перефразировать — может быть, они удивят читателей):

Светить всегда,
светить везде —
Вот лозунг твой
и солнца!

— Отче, и ещё позвольте задать ещё один вопрос. У человека, который регулярно приобщается Святых Тайн, существует риск превратить Евхаристию в некую «дежурную процедуру». Как этого избежать?

— Да, об этом необходимо думать. Но на своём личном маленьком духовном опыте я подмечаю разницу между привыканием, то есть бездумным участием в величайшем Таинстве любви Божией, и внутренней потребностью освящения души и тела Святыней. Этому учат нас великие святители.

Так, например, святой Амвросий Медиоланский, епископ IV века, говорил: «Я каждый день поневоле согрешаю. И поэтому каждый день приобщаюсь Святых Христовых Таин для исцеления души и тела».

Когда для причастника Святыня становится необходимой, как воздух, как солнечный свет, как земные хлеб и питие, тогда, отойдя от Святой Чаши, он всегда будет ощущать прилив благодатной энергии, будет ходить в радости и мире, будет желать поделиться с ближними благодатным состоянием. Это проявится в его внимательности, человеколюбии, готовности служить людям…

И вот на это и нужно всегда обращать внимание. Если же, причащаясь Святых Христовых Тайн, человек остаётся таким же чёрствым, раздражительным, каким был до входа в храм, — для меня это самый тревожный симптом, который говорит об определённом искажении духовной жизни прихожанина.

Подготовила Дарья Менделеева

Источник: Православие и мир

Share 'Тревожный симптом, если после Причастия человек остается черствым и раздражительным' on Facebook Share 'Тревожный симптом, если после Причастия человек остается черствым и раздражительным' on LiveJournal Share 'Тревожный симптом, если после Причастия человек остается черствым и раздражительным' on Twitter Share 'Тревожный симптом, если после Причастия человек остается черствым и раздражительным' on vk.com Share 'Тревожный симптом, если после Причастия человек остается черствым и раздражительным' on Yandex Share 'Тревожный симптом, если после Причастия человек остается черствым и раздражительным' on Email
<< | >>